белк

С новым политическим годом!

В качестве новогоднего подарка Путин за сутки свершил долгожданно-неожиданную революцию сверху.

Друзья и ура-патриоты пребывают в едва скрываемом восторге.

Враги и караул-патриоты — в нескрываемой панике-панике.

При том, что ни те, ни другие ещё толком не осознали, что произошло, что изменилось и что дальше будет.

Но ни те, ни другие не сомневаются в собственных выводах и ощущениях.

Почему так? Версия одна: эффект Даннинга-Крюгера.

Эффект (Сократа-Конфуция-Шекспира-...-Дарвина-Рассела-...-) Даннинга-Крюгера:
Чем менее человек компетентен, тем более он уверен в своих познаниях, качествах, выводах и действиях;
чем более человек компетентен, тем лучше он осознаёт меру и степень собственной некомпетентности.


Выглядит всё так, что сомневается, не торопится с выводами, решениями и действиями только один Путин.

Получается, что и доверять в этом мире нельзя никому, кроме меня Путина.
(осталось только осознать, насколько этот вывод сомнителен)

С Новым годом!
корош

Выставка Василия Дмитриевича Поленова в Новой Третьяковке

Василий Поленов
Новая Третьяковка, Крымский Вал, 10
залы № 60–61

до 16 февраля 2020


ВЫСТАВКА «Василий Поленов»

Экскурсии по выставке «Василий Поленов»




Василий Поленов. Мельница на истоке речки Вель. 1874.
Этюд. Холст, масло

белк

Рики Джервейс: благодарите и проваливайте


«Вам, наверное, будет приятно узнать, что я веду эту церемонию в последний раз и поэтому мне теперь все до лампочки. Шучу — мне на самом деле всегда было все до лампочки. NBC, по-видимому, тоже все по фигу — причем, в пятый раз...
...Так что давайте попрощаемся так, что небу станет жарко, а заодно вдоволь повеселимся за ваш счет. Не забудьте, все это просто шутки. Мы в любом случае все скоро помрем, а сиквела не будет, так что не надо переживать...
Как же много здесь сегодня звезд! Легенды, кумиры! Только взгляните вот на тот стол. Аль Пачино. Роберт Де Ниро. Бэби Йода… Ой, нет, простите, это же Джо Пеши!..
...В конце концов, фильмы все равно сейчас никому больше не нужны. В кинотеатры никто не ходит. И телевизор никто не смотрит. Все смотрят Netflix. По-хорошему я должен был бы выйти и сказать: «Поздравляю, Netflix, ты победил во всех номинациях, спокойной всем ночи!» Но нет, придется растянуть это безобразие на три часа...
Далее. Мир, наконец, увидел, что Джеймс Корден — жирная кошка-недотрожка. Heт, в «Кошках» он тоже снялся, но этого как раз никто и не заметил. Кстати, ну и отзывы были на этот фильм! Один зритель заметил, что ничего хуже с кошками не случалось с тех пор, как на свете появились собаки. Одна Джуди Денч его защищала, утверждая, что она была рождена для этой роли, потому что — нет, не могу… Потому что больше всего на свете она любит завалиться на ковер, поднять ногу и лизать свою… (далее следует видеоотрывок, «запиканный» NBC из-за неприличности примененного выражения — прим. ред.; киску? — прим. rusnar) Вот она, старая актерская школа! Страшно? Да все равно я здесь в последний раз, так что можно оторваться.
...Ах да, вы же у нас все за социальную справедливость — только вот, напомните мне, на кого вы работаете? Прекрасный список компаний: Apple, Amazon, Disney… Уверен, если ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ, печально знаменитая распространенными в Интернете съемками проводимых ей казней — прим. ред.) откроет стриминговый сервис, вы тут же помчитесь звонить своим агентам. Поэтому если вы сегодня получите награду, пожалуйста, не используйте это как повод для политических речей. Вы не в том положении, чтобы читать людям проповеди. Вы ничего не знаете о реальном мире. Большинство из вас провели в школе меньше времени, чем Грета Тунберг. Так что, дорогие лауреаты, выходите сюда, получайте то, что вам причитается, благодарите Бога и своего агента, а потом проваливайте к черту.»


The Spectator (Великобритания): речь Рики Джервейса на церемонии вручения «Золотого глобуса»
brain-light

Владимир Микушевич. Мяч. Из Рильке

            Мяч

Ты, круглый, кто из рук в другие руки
тепло несёт, свой расточив удел
в полёте, в духе собственной науки,
при этом слишком невесом, но цел,

почти не вещь, но всё же с вещью схож,
настолько, чтоб меж взлётом и паденьем
нас наделить невидимым владеньем,
и от него едва ли ускользнёшь,

как ни старайся, всё равно впросак
ты попадёшь, как он, ища опору
в броске и делая при этом знак
вверху, как полагается танцору,
чей безотчётный отработан шаг,

и в танце лёгок и упруг,
а после, окружающим в угоду,
желанный, попадает в кубок рук,
напомнив безыскусную природу.