Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

brain-light

Дмитрий Мельников

Как пережить сто тысяч сумасшедших

Как пережить сто тысяч сумасшедших
и не утратить интереса к людям,
как быть для человека – человеком,
как смертным быть, когда бессмертен ты,
как разрешить проклятые вопросы?
Плывут по небу белые киты,
а между ними – синие торосы.
В мясную лавку залетают осы
и за добычу спорят с мясником,
в окне старуха заплетает косы,
беседуя с зевающим котом.
Бандит привозит раненого дога,
собака умирает на столе,
и он в машине плачет, и во мгле
над ним сияет млечная дорога.
Вот черное становится зеленым,
настолько ночь безлунная темна,
в такую ночь к безусым и влюбленным
приходит смерть как верная жена,
я видел их оплывшие окопы
на рубежах недальних под Москвой,
лес – тех мальчишек, не замерзли чтобы,
укрыл осенней ржавою листвой.
Там у дороги – только крест поклонный,
ни надписи, ни памятника нет,
букет гвоздик, как будто кровь дракона,
в его подножье заметает снег.


я знаю, ты не спишь

Я знаю, ты не спишь,
в таком кромешном мраке
нельзя спокойно спать,
и ничего нельзя.
Летит сыра-земля
к праматери собаке,
к чертям собачьим в пасть
сквозь звездные поля.

Кто даст тебе приют,
подвинувшись во гробе?
Кто скажет: "Лезь сюда!",
пока твой не готов?
Возьми любовь мою,
и в девственной утробе
укройся навсегда
от ледяных ветров.

Давай я расскажу
о том, как плыло лето
над утренней Москвой.
Ты покупал пломбир,
и он сиял в руке,
как будто шар из света,
и листьев дивный мир
шумел над головой.

Я чистое стекло,
которому не больно,
за мною синева,
весенние цветы,
возьми мое тепло,
во мне его довольно,
во мне горят слова,
чтобы согрелся ты.


Луций

"Луций, зачем ты поехал на север?
Снова я мучаюсь вместе со всеми,
ночь напролет я мечтаю о сне,
что ты забыл в этой дикой стране?
Здесь лишь холмы травяные и лес,
белые мухи слетают с небес,
грязь на дорогах, туманы над морем,
бритты, живущие местью и горем,
Луций Север, ты не выживешь в Йорке,
центурионы свирепы, как волки,
в небе огромная светит луна".
Юлия Домна стоит у окна,
шепчет, как будто слова заклинанья:
"Рим, наше теплое море, свиданья,
дети, что строят дворец из песка,
Луций, в душе моей страх и тоска,
дети твои, Каракалла и Гета,
ждут твоей смерти, им в радость всё это,
делят у смертного ложа страну,
Рим низвергают в раздоры и тьму,
топчут ногами пурпурную тогу,
и ничего я не сделаю им!"
Мертвым, как должно имперскому богу,
Луций Север возвращается в Рим.
runar

Владимир Богомяков. iris sibirica. 2008

* * *

Вот с селенья Байкаловского и началась непруха.
Правильно ведь говорят, что всё — суета и томление духа.
Зачем было там в сельпо покупать лажовые облупившиеся пряники...
Зачем было пить самогон на карбиде и кошачьем кизяке...
И анкл бенсу там одному зачем я так говорил, что он ни хрена не боксёр...
Неизвестный там один стрелял из охотничьего ружья, и вообще начались
                                                                                                страшные эники-беники.
Какой-то гай в Верхнеаремзянское на мотоцикле привёз, и началась, блять,
                                                                                                квинтер-финтер, жаба.
Можно же было тихо сидеть в уголочке, а не хозяйке руку под юбку совать.
Не пришлось бы потом убегать по кастрюлям с компотом и щами.
И утратить вульгарную связь не пришлось бы со стрёмными всеми вещами.
В Ворогушенское въехал под утро, и началась там позорная эни-бени-раба.
Сияющая пустота молчит беспробудно и часами пришедших ласкает.
Если мы дети галактики, то дальше галактики нас никуда и не пускают.

* * *

Батюшка даёт по десятке с утра всем мужикам, чтоб не сдохли с похмелья.
Идут к магазину, а там уже кот пляшет в приступе сродного с бездной веселья.
Что ты, усатый, давай по пивку, хватит скакать, бля, садись на ступени.
Будем живыми, пока дышит день и движутся херувимские тени.
Про нас ещё снимут такое кино, сценарий к какому напишет Миндадзе.
Будет веселие, будет вино, светлая радость и улыбадзе.
Мы льву наваляем, а деве — пистон, и всех нас запишут в полярны радисты.
Потомки, потомки, молитесь за нас, красивых, как скейтбордисты...

* * *

Ибо я поэт, иду в сельпо — “Продайте, пожалуйста, дешёвого колумбийского
                                                                                                кокса!”
А продавец: “Не желаете Лимпопо в пальто, а то и жопа кошачьего 
                                                                                                для интеллигентного фокуса?
Не желаете этих серых бесконечных полей, они и создают утешительность
                                                                                                нашей жизни?
Не желаете много многоодинаковых дней, где достаточно полуосвещённых
                                                                                                отблесков нашей жизни?
Покойных пустяков мало-помалу с немыми далями и неясными печалями?
Финтифлюшечек серебряные своды и говнюшечек задумчивые воды?”.
А я стоял один-одинёшенек в ситцевой рубахе.
По розовому небу приближалась чёрная гроза.
А на смуглом моём лице не мухи-бляхи,
А мечтательно теплились кроткие карие глаза.

* * *

В населённом пункте Тягыш
Протекает речка Соловьюшка.
На её берегу сидит малыш
И что-то шепчет цапелю в ушко.
А цапель: хы-хы! глядь-поглядь!
А цапель: ой-ёй-ёй-ёй-ёй!
Пойдём с тобой скоро гулять
Под всей приуральской землёй.
Средь мёрзлых корней и камней мерцанье подземных планеток.
Средь мёрзлых корней и камней мы купим подземных конфеток.

* * *

Из квашеной капусты вылез кто-то, пучеглаз и прекрасен.
“Во взгляде на женщину я с графом Толстым не совсем согласен!”
Шарах его ложкой, назад полезай откуда вылез.
Нечего тут рассуждать, тоже мне нашёлся битлес.
А то тебе тут живенько дадут просраться.
Тут криминальное государство, и у него скверная репутация.
Вот года через два тут будет соборная экологическая держава.
Тогда приходи, и базарь, и гуляй по столу моложаво.

* * *

Рыбы-мясы, овощи-фрухты, бабарынкские хрящи.
Рассыпухой облиты, подбрюзгли лещи.
Выйтить с дево-Шнягиной купить ещё продукты.
К портвейну взять майонезы-сухофрукты.
С Перекопской на Гопскую, потом на Хип-Хопскую.
На Антилопскую, на Червякова.
Брать печенье “Привет”, но печенья какова?
Фабрики ли Розы Люксембургской?
Надежды ли Константиновны Крупской?
Мышкиной-Епишкиной или Простохуишкиной?
Словно снимаешь плавки-трусы
И улетаешь в космосы-небесы.
Сарынь на кичку ядрёный лапоть жить-поживать.
Водка не кончится: кушать-попивать. Чернил не доставать и не плакать.

* * *

Прекрасно, когда в кармане много ключей.
Хуже, если б много было там хихикающих таракашек.
О квадратных трупиках сахарных бичей
Забывают толстые холодные стенки чашек.
Дышишь, дышишь, а воздух безвкусен и пуст.
Выпьешь водки — и во рту ощущенье сахарной ваты.
Не кончается небо в окне, как вещество Абсолют Дуст.
А во сне никогда не смолкает кто-то поддатый.
В книге древней, содомской бессчётно паучьих сетей.
Мужики на картинках глазюки спрятали шапками.
Никто не звонит. Уже не бывает гостей.
И кошки давно перестали меня разминать мохнатыми лапками.

* * *

Весна, мой друг, не куль гороху. Её психических вибраций,
Неясных отдалённых гулов сегодня удалось набраться.
Котов, четвероногих братцев, в 15:30 попрошу собраться
Для выяснения того, кто гадит на веранде, для ловли птиц и хлопанья глазами,
Для шевеленья длинными усами, для поцелуев на мохнатой морде,
И для псалмов царя Давида в Word’e.
Я карлика куплю, усну, уеду в небо (не эффект будет оптический, а действительно
                                                                                                в небо уйду).
Всё лучшее с собою заберу в духовность. Тики-диги-ду. Тики-диги-ду.


Зоогогика

Собакевичей взял на прогулку,
А то, сидючи дома, день сгорит, что белая страница.
“Значит так — почистить сапожки, не лупать глазками, не материться.
В рот из лужи воду не брать. Будем чинно гулять вдоль реки.
А увидев собачьих мамзелей, не кинемся наперегонки”.
“Дозволь нам, батюшка, в лесочек,
Погрызть там чисто корешочек”.

                       Гуляли аккуратными хлюстами.
                       Мочились только за кустами.
                       И, в одуванчиках катаясь,
                       Ртом мух ловили, забавляясь.

Шли собакевичи с прогулки,
Смеялись словно полудурки.
И жирофле, и монпансье.
Покорнейше благодарим, мусье.

                       Приду домой — живот весь в космах.
                       А на хвосте моём репей.
                       За штык винтовку подниму на вытянутой лапе.
                       А будет телефон звонить — я трубку не сниму к едрёне-папе.
                       Волною к горлу подкатило.
                       Я плакал, выл и грыз перила.

* * *

В Ишиме пацаны танцевали, как череда небесных светил.
А в Патрушеве танцевали-спали. Но один воробьёнком ходил.
В Тюмени быстрое ведение бровями отличает мастеров тюменского танца.
А в Тобольске дикое трясение мудями изумляет зашедшего на танцы иностранца.
В Салехарде же, за Полярным кругом,
Уже не пляшут, а ходят важно друг за другом.

* * *

Берёзу по морозу, что сахарок, кололи. Бессмысленны скоты дрова весь день кололи.
Кололи, приговарьвали на тайных языках. А девки у них видели наколки на руках.


                                                                                                                                                посёлок Метелёво



отсюда
Введенский

Заболоцкий Николай Алексеевич. Меркнут знаки зодиака. 1929/1933

Меркнут знаки зодиака

Меркнут знаки Зодиака
Над просторами полей.
Спит животное Собака,
Дремлет птица Воробей.
Толстозадые русалки
Улетают прямо в небо,
Руки крепкие, как палки,
Груди круглые, как репа.
Ведьма, сев на треугольник,
Превращается в дымок.
С лешачихами покойник
Стройно пляшет кекуок.
Вслед за ними бледным хором
Ловят Муху колдуны,
И стоит над косогором
Неподвижный лик луны.

Меркнут знаки Зодиака
Над постройками села,
Спит животное Собака,
Дремлет рыба Камбала,
Колотушка тук-тук-тук,
Спит животное Паук,
Спит Корова, Муха спит,
Над землёй луна висит.
Над землёй большая плошка
Опрокинутой воды.

Леший вытащил бревёшко
Из мохнатой бороды.
Из-за облака сирена
Ножку выставила вниз,
Людоед у джентльмена
Неприличное отгрыз.
Всё смешалось в общем танце,
И летят во все концы
Гамадрилы и британцы,
Ведьмы, блохи, мертвецы.

Кандидат былых столетий,
Полководец новых лет,
Разум мой! Уродцы эти —
Только вымысел и бред.
Только вымысел, мечтанье,
Сонной мысли колыханье,
Безутешное страданье, —
То, чего на свете нет.

Высока земли обитель.
Поздно, поздно. Спать пора!
Разум, бедный мой воитель,
Ты заснул бы до утра.
Что сомненья? Что тревоги?
День прошёл, и мы с тобой —
Полузвери, полубоги —
Засыпаем на пороге
Новой жизни молодой.

Колотушка тук-тук-тук,
Спит животное Паук,
Спит Корова, Муха спит,
Над землёй луна висит.
Над землёй большая плошка
Опрокинутой воды.
Спит растение Картошка.
Засыпай скорей и ты!
leni

Евгений Головин. …Irène

…Irène


В твоих глазах плавают чёрные лебеди

И тени твоих ресниц

Надломлено отражаются в обнажённых оранжевых лесах



Осень



И мы плывём

На северный полюс твоей изысканности

В бледнозеленокоралловой неподвижности

Где в волнах светится ирония

А в иронии блуждает холод

А в холоде распадается солнечный апельсин



И когда белёсая медуза ночи

Засосёт наши мачты

Капитан расскажет нам о Нарциссе

Умирающем в палинодии порцеллана

И конкретная страсть

Растерзает зрачки штурмана



И он будет долго долго думать и может быть скажет

Что если бы ОН

Назывался Актеоном

ОН предварительно накормил бы своих собак



Осень осень осень




Collapse )
leni

маяки

В начале 1992 года, в одну из ночей, громадный мотылёк с размахом крыльев, равным примерно десяти метрам, сгорел в огне морского маяка в Норвегии, за Северным полярным кругом, близ города Будё (Bodø).

Смотритель маяка Карл Фриденсен сначала принял это фантастическое насекомое за самолёт. Его поразили стремительные манёвры крылатого существа, он не понимал, что происходит. Догадка о самолёте, залетевшем каким-то невероятным образом к самому маяку и буквально метавшемся в широком луче света, иногда покидая его, родилась вполне естественно: разве можно было допустить даже мысль о насекомом или о другом живом существе таких фантастических размеров?

Возникший из ночной тьмы гигантский мотылёк врезался в конце концов в верхнюю часть маяка. Удар был такой силы, что Фриденсену показалось, будто началось землетрясение. Находясь в это время у подножия маяка, он тут же начал подниматься по лестнице наверх.

Увиденное буквально потрясло его: существо, разбив стекло мощного прожектора, оказалось на раскалённых электродах и почти полностью сгорело. Тем не менее даже его останки напоминали жуткие кадры из фильмов ужасов.

Некие учёные-энтомологи, позже изучавшие в своей лаборатории обгоревшие ткани существа, пришли после многочисленных опытов к единодушному выводу, что они принадлежат мотыльку-мутанту или, во всяком случае, неизвестному науке гигантскому насекомому с крыльями.

По их мнению, бабочка-монстр могла прилететь, скорее всего, только из Южной Америки, из областей, которые до сего дня остаются малоизученными и которые многие считают местом, где находится один из проходов в параллельные миры.

«Шторм закончился. Море спокойно. Бог снова с нами.»
хлеб

тактика опоссума, универсальная и безальтернативная

дежурный контраргумент "либералов", когда речь идёт о России как одном из мировых лидеров:
"о чём вообще можно говорить при такой экономике, таком ВВП, таких объёмах производства..."
но представим себе, что в 00-е приоритетной стала именно эта сфера, и сейчас мы опирались бы не на армию, а на финансы
сильно бы это нам помогло, от многих бы проблем избавило, обезопасило бы?..
вероятнее всего, эти великие финансы потерялись бы где-то вовне, а войска и базы наших западных партнёров обнаружились внутри
(не только на территории прежней Украины и в Крыму, в Прибалтике и Приднестровье, в Сирии, Иране, СНГ, - вовсе внутри!)
"друзей" у нас было бы больше, и они озабоченно качали бы головой, голосуя против нас или воздерживаясь в ООН и ОБСЕ

но мы, рассудив, что в мире, руководствующемся правом сильного, надо быть сильными, занялись армией и флотом
и в результате возмутительно преступной деятельности Сердюкова в рамках Операции Табуреткин получили самые боеспособные ВС
почему ж он до сих пор не в тюрьме со всеми его... всё это до сих пор мало у кого укладывается в голове - что процесс, что результат...
"Может правление ЕБН тоже хитрый план Путина?" - задаёт возмущённый вопрос берегущий свои шаблоны читаталь...
хороший вопрос он, кстати, задаёт: а что если не только "Табуреткин" и "Айфон", но всё поражение в холодной войне - "тактика опоссума"?!
(причём неважно, как было на самом деле: историю пишут победители либо те, кто способны её писать)

к тем же сирийцам спасительная помощь пришла лишь тогда, когда её уже никто не ждал
оберегая последние шаблоны, остаётся лишь переносить удар на вопиюще слабую экономику, слив Донбасса, не говоря уж о Новороссии...
уверовав в свою победу, неимоверно трудно вернуться к логике войны и подобающей мобилизации
тем более, что амеры ж привыкли сами создавать себе агентуру, воспитывать её, обучать, вскармливать, - а потом использовать для всех нужд
и вот они спрашивают этих циничных беспринципных наглецов: правильно ли мы понимаем, что все победные реляции - кремлёвская пропаганда?
"оуйес, ну конечно же!" - без доли сомнения отвечают хозяева будущего и хитро подмигивают, - шут их поймёт, почему...