Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

русь народная

единение с последним


Когда реальность загружается для нас в совсем уж непотребном и ни на что не похожем виде, когда не остаётся никаких знакомых ориентиров и смешивается даже в принципе несмешиваемое, приходится прекратить подыгрывать окружающему противнику, подстраиваться под обстоятельства и прикидываться квазидостоевским идиотиком. Надо открываться, поднимать забрало, выступать под собственным именем, называть подлинными именами всё видимое и невидимое. Трезвиться, мужаться, вызывать огонь и ответственность на себя.

Да, скоро мозаика (гештальт) окончательно сложится, и для тех, кто не будет против или не будет ещё наказан безповоротной ассимиляцией с отъятием свободного разума, прошлое ("история") наконец предстанет как непротиворечивое целое. Пока же там всё ещё много тайного, но уже на грани разрыва тревожной куколки понимания и осознания: болит, трепещет, просится, но пока закрыто, недоступно. Чем было ближайшее и близкое для многих советское прошлое: предельным, только русскому духу внятным и доступным подвигом признания и приятия Бога через отрицание Его; предельным отречением с прямым вызовом Ему; просто тупым низменным беснованием недочеловеческих существ? Был ли Сталин верующим, что было открыто ему, с кем он боролся и победил ли, благодаря или вопреки... Кто (кто, Кто) на самом деле управлял (управляет) страной и был ли, соответственно, вождь спасителем и светочем нации, благодаря которому мы выжили, выстояли и худо-бедно дожили прошлый век, или же был он нерадивым дитятей, который на полном ходу выхватил руль отцовского грузовика, передавил уйму народу и так бы всех и погубил, если б не подоспели Родители и не исправили наши пути... Тайна, пока тайна, и пока что каждый, по сути, волен распечатывать её по вере своей.

Collapse )
Иеромонах Дамаскин (Орловский).
"Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним."

сердечная благодарность Даниле Кольцову (watanabe_cdg ) за найденные, разведанные и присланные материалы-источники
Петя

крысабрысь


Соседка, проживающая этажом ниже, отправилась с дочерью к матери в Германию и попросила присматривать за домашними животными. Из таковых выделялась собака системы трясогуска-мармазетка или что-то в этом роде (такую соратница Дуни Смирновой по злобе, но не Толстая, но такая же, Светлана Конеген, везде таскает на себе и правильно делает). Это такая уродливая свиномышь, которая непрерывно с треском херачит у тебя под ногами и вокруг, да ещё под нос себе что-то вувуйкает и взмемекивает изрядно. С этим безобразием я просто не знал что делать, если б не кот, немедленно меня успокоивший всем своим видом и статью: голова почти как у меня, задница чуть ли не больше, чёрный, манеры аристократические. Он разделял моё непонимание и омерзение от столь неумеренной экзальтации, которая к тому же не сиюминутно вызвана некой неприятной ситуацией, но является образом жизни. Сам он имел время, опыт, терпение, стать - свыкся. Успокоить-то успокоил, но дал понять, что причины для безпокойства есть у него самого, а именно - жратва. Жратва!!! То есть она как бы есть - вот она, - говорил он внятно, совершенно человеческим голосом. Но это я сегодня же, сейчас же, непременно съем, поскольку на нервной почве неизменно нападает жор... Да, я понимаю, но всё же... А вот пойдём-ка на кухню - пойдём, пойдём! Вот, посмотри-ка - здесь её, жратвы, просто немеряно, но я же не могу никак открыть вот эту штуковину, чтобы в ней навеки поселиться, есть и жить!.. Так что же... К тому же... Я уже не говорю о... Нет, я повторяю!.. Тут мне пришлось перейти на увещевательно-панибратский тон и постараться вселить в него всякую уверенность, что я - вот он, всегда рядом и на связи, и не допущу, и не позволю. Не знаю, удалось ли. В свиномышь вселить ничего невозможно по определению - остаётся уповать только на чинное влияние Бакса. Но я не мог постигнуть другого: отчего у них в квартире такой дубняк: входишь, и тебя сквозняком окатывает. Поглядел на окна (а ночь была) - вроде закрыто всё. И вроде топят. Но поди ж ты... Эта бегает полоумной шушерой, этот про жратву воет отстранённо обречённо... Но он-то хоть ушлый - нарыл каких-то пледов, пооткрывал все шкафы, расправил постели - обустроился. А мелкая дрожащая тварь не рехнулась ещё от всего этого только потому, что ума изначально и не было: в силу неестественного отбора в неё вместо всех подобающих свойств заложена одна универсально-перманентная истерика. И лапки короткие, никуда запрыгнуть не может, и шерсти - клок. И не жрёт ничего - только шарится под дверью да из угла в угол по холодному полу. Да откуда ж дует-то... И к семи часам сегодняшнего утра я был совершенно уверен, что это несчастное недоношенное перепродюссированное существо до четвёртого января (?!) - явления хозяев хреновых - ни разу не выживет. А в семь часов утра сегодня меня аж изо сна подбросило: явственно слышу мяв и лай. А позже - звонок: визу неправильно оформили, после суток в Финляндии завернули домой на поезде с полными чемоданами подарков и пр. и тр. и мр. А фромуга опять открылась (т.е. сказать, что она имеет такую особенность, напряжно было). Но: отлегло. Хоть где-то. Хоть как-то. Потому что... Поелику... Ибо...
КРЫСА БРЫСЬ.
русь народная

Велимир Хлебников. Некая подборка.

 


1908 г.
...
Так я, задолго до того мига,
Когда признание станет всеобщим,
Говорю: «Над нами иноземцев иго,
Возропщем, русские, возропщем!
Поймите, что угнетённые и мы — те ж!
Учитесь доле внуков на рабах
И, гордости подняв мятеж,
Наденьте брони поверх рубах!»
...
_____________________________

1914-1915 гг.
...
Именно, мы не должны забывать про нравственный долг человека перед гражданами, населяющими его тело. Эту сложную звезду из костей.
...
_____________________________

1917 г.

Свобода приходит нагая,
Бросая на сердце цветы,
И мы, с нею в ногу шагая,
Беседуем с небом на ты.
Мы, воины, строго ударим
Рукой по суровым щитам:
Да будет народ государем
Всегда, навсегда, здесь и там!
Пусть девы споют у оконца,
Меж песен о древнем походе,
О верноподданом Солнца —
Самодержавном народе.
_____________________________

1921-1922 гг.

Я и Россия

Россия тысячам тысяч свободу дала.
Милое дело! Долго будут помнить про это.
А я снял рубаху,
И каждый зеркальный небоскреб моего волоса,
Каждая скважина
Города тела
Вывесила ковры и кумачовые ткани.
Гражданки и граждане
Меня — государства
Тысячеоконных кудрей толпились у окон.
Ольги и Игори,
Не по заказу
Радуясь солнцу, смотрели сквозь кожу.
Пала темница рубашки!
А я просто снял рубашку —
Дал солнце народам Меня!
Голый стоял около моря.
Так я дарил народам свободу,
Толпам загара.
_____________________________

1922 г.
...
И «вззы» кричать победе,
Охотником по следу
Сегодня медведей, а завтра ярых людведей.
Людведи или хуже медведей?
Охоты нашей недостойны?
И свиста меткого кремневых стрел?
(Людведей и Синголов войны.)
С людведем на снегу барахтаясь,
Обычной жизни страх, таись!
Вперед! Вперед! Ватага!
Вперед! Вперед! Синголы!
Маячит час итога!
...