Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

brain-light

Владимир Микушевич. Озеро Ноль

На озере Ноль

На озере Ноль,
Где парус парящий – пар,
Ничто маячит.

6.11.2017


Озеро Ноль

Когда ведьма тебя видит, ей на глаза
навёртывается слеза, горько-солёное озеро.

Истинное озеро – о розе свидетельство,
а ведьмина слеза – о зеро! – порочный круг (0).

Ноль-омут затягивает, ведьмина слеза засасывает, и ты топишься, в этом приливе прилипчивом.

А на дне ведьмина озера сидит жаба, проглатывает утопленников и выплёвывает их;

проглатывает и выплёвывает,
проглатывает и выплёвывает,
проглатывает и выплёвывает… двойников.

А двойник двойнику отвратителен, ибо он сам себе двойник и для него нет никого, кроме двойников, и он должен истребить их всех, прежде чем убить себя.

Ведьмина слеза высыхает, когда в ней отражаются две радуги крест-накрест, а крестное знаменье всегда в твоих руках.

29.09.1993
артюр

Евгений Головин. Иронический поиск

Иронический поиск № 1

Collapse )

IV

Тот, кто хочет танцевать, должен резким движением вырваться из жадной тины имитации. Этот шаг требует обнажённой и соблазнительной смелости. Искатель погружается в глубину скользкой человеческой воды, чтобы найти... жест. Через пустыню молчания приходят к музыке, через гору нещадно истерзанных тел приходят к партнёру. Эсмеральда? Невидимый заклинатель играет на флейте... и если вы повернёте голову в сторону Эсмеральды, равновесие нарушится и Квазимодо прыгнет на ваши плечи. Но если вы невредимо пройдёте между звуком и молчанием, между движением и неподвижностью, вы проявитесь центром ослепительного уравнения и найдёте соответствие тайному иксу. И тогда вы сможете танцевать везде: на балетной сцене, в глубине мраморной глыбы, на радужной паутине, под музыку и без музыки. Музыка? Тело? Секунды и сантиметры образуют белую лилию... из её центра подниметесь Вы?


V

Глаза – условие полёта.
И всё же – отрицанье птиц.
Чуть-чуть зелёного болота
и задушевности ресниц.

От птиц им разве что осталось –
ловить инсектов на лету,
и создавать свою реальность,
высверливая пустоту.

Они фиксируют моменты,
они изобретают снег,
импровизируют предметы,
которых не было и нет.

Они предпочитают точность,
детерминируя фантом:
вот это «сахар», это «полночь»,
там «ветер», «хирургия», «дом».

Вот здесь – разрезанные вены,
в них явно не растут цветы,
в них не играют марш военный
во славу дамской наготы.

О, бледный ужас дефиниций...
лягушка пьёт горячий грог,
листает жёлтые страницы
рассеянно единорог.

И пепельница голубая
до крови рассекает стол,
и, пух подушек разбивая,
на мебель движется атолл.

Всё безобразно. Всё красиво.
Карьера глаз весьма проста:
обычная альтернатива:
вселенная и пустота.


IV

Они больше не смотрят в окно, ибо не верят в новизну пейзажа. Бледная кожа рассвета иссечена красными полосами. Через час появится белёсое коленопреклонённое облако – они не любят его чёрных умоляющих глаз. Они ждут обещанного, хотя никто им ничего не обещал. Но они опасаются реализации – подобный процесс их обескровит. Они слишком наблюдательны и понимают, что ослепительная проявленность позволит им увидеть лица друг друга. В комнате взрывается океан. Чудовищным усилием дельфин огибает рисунок собственной напряжённости, устремляется к одноимённому созвездию и разбивает голову о люстру. Только чуть светится в руке Сократа чаша с цикутой.


ИРОНИЧЕСКИЙ ПОИСК № 2. НОРД

ИРОНИЧЕСКИЙ ПОИСК № 3. ВЕСНА
leni

Заболоцкий Николай Алексеевич. "Лодейников"


Collapse )     Лодейников склонился над листами,
     И в этот миг привиделся ему
     Огромный червь, железными зубами
     Схвативший лист и прянувший во тьму,
     Так вот она, гармония природы,
     Так вот они, ночные голоса!
     Так вот о чём шумят во мраке воды,
     О чём, вдыхая, шепчутся леса!
     Лодейников прислушался. Над садом
     Шёл смутный шорох тысячи смертей.
     Природа, обернувшаяся адом,
     Свои дела вершила без затей.
     Жук ел траву, жука клевала птица,
     Хорёк пил мозг из птичьей головы,
     И страхом перекошенные лица
     Ночных существ смотрели из травы.
     Природы вековечная давильня
     Соединяла смерть и бытиё
     В один клубок, но мысль была бессильна
     Соединить два таинства её.
     А свет луны летел из-за карниза,
     И, нарумянив серое лицо,
     Наследница хозяйская Лариса
     В суконной шляпке вышла на крыльцо.
     Лодейников ей был неинтересен:
     Хотелось ей веселья, счастья, песен, —
     Он был угрюм и скучен. За рекой
     Плясал девиц многообразный рой.
     Там Соколов ходил с своей гитарой.
     К нему, к нему! Он песни распевал,
     Он издевался над любою парой
     И, словно бог, красоток целовал.
Collapse )