Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

русь народная

о голосовании ЗА поправки

Русь-Россия укоренена в подлинном, изначальном и вечном Мире ("граничит с Богом"),
и этим обусловлены её неподвластные человеческому уму движения и трансформации ("управляется Самим Господом").

//
Поэтому, говоря кстати, те, кто настроен думать о "государственной" или "национальной" "идее" России -
как бы ни проблематично сие было именно в связи с неформатностью для современного мира -
обязаны изначально вводить модальность вечности наряду со стандартными для всех государств прошлым, настоящим и будущим.
//

Соответственно, все ключевые политические решения в исторической России – ответственность Государя и Патриарха.
(Какие бы формы ни принимали эти должности и статусы.)

Единственный, говоря современным языком, "демократический институт", который может быть причастен к процессу принятия значимых решений – Собор.

И если в конкретный исторический момент Государь просит публично поддержать те или иные необходимые ему решения – значит так и надо сделать.

Тем более, если заклинают этого не делать все явные и скрытые враги, слившись с леваками всех цветов радуги в единый истеричный хор.

/

Посему - сделано.
Посредством онлайн-технологии, которая пока что способствует лишь удобству и комфорту. А не властителям нижних кругов подлинной реальности, с которыми, безусловно, столкнуться придётся. Однако, в контексте изложенного выше, должна быть понятна и стратегия противостояния им.
brain-light

Владимир Микушевич. Народ отшельников. Из Рильке

  Народ отшельников

Господь! Среди святых Ты помнишь тех?

Им кельи слишком шумными казались,
поскольку доносился плач и смех,
и под землёй монахи подвизались.

Свой собственный у каждого из них
был свет и воздух, свой отдельный склеп;
себя не помнил каждый и притих,
как дом без окон, глух, безмолвен, слеп;
не умирал он, ибо умер он.

Убогий в книгах был для них улов.
На их костях осталось мало мяса,
свисала кожа с каждого, как ряса,
как смысл с простуженных свисает слов.
Им был вопрос не нужен и ответ,
когда в подземной тьме случались встречи;
лишь ниспадали волосы на плечи…
Никто не знал, не умер ли сосед,
встав на молитву.
Но под круглый свод,
туда, где виден свет лампад годами,
где золотыми кажутся садами
врата златые, изредка трудами
молитвенными движим был народ
отшельников, шумевших бородами.

Их век с тысячелетьем совпадал,
как с тьмою свет, где грот подобен гробу;
вернулись в материнскую утробу,
нет, в море, нет, в начало всех начал,
где с маленькими ручками так мал,
согнулся эмбрион большеголовый,
и ничего не ел монах суровый,
но, вскормленник земли, не голодал.

К ним вера сотни тысяч привела;
из мёртвых воскресения дождутся
столетьями лежащие тела,
которые вовек не распадутся;
свет закоптелый, а не темнота
хранит в своём наличье безотказном
спелёнутых, не тронутых соблазном;
их руки на груди в крестообразном
сложенье – образ горного хребта.

Ты, древнего величья Предводитель,
неужто смерть в подземную обитель
Ты не послал, не вспомнив глубины,
где верные Тебе погребены?
Неужто только мёртвые сравнимы
с бессмертными, как с днём сравнима ночь,
и только трупы бережно хранимы
Тобой, чтоб смерть и время превозмочь?

Неужто, замыслы Свои тая,
к таким прибегнуть можешь Ты сосудам,
которые, Ты непомерный, чудом
когда-нибудь заполнит кровь Твоя?
leni

Владимир Микушевич. Датчанка. Из Готфрида Бенна

        Датчанка

                    I

С гермами и с Хароном
даймлеровский полёт
дыхание твоё по зонам
всемирным влёк, ибо ждёт
роща, где потеплела
прибрежная полоса;
для материнского тела
ты, северная роса;

взморье, синий час вёсен,
мифический простор
рань раковины для дёсен,
золото: conca d’or
влекло тебя вглубь дыханья,
ты; спасительный кров,
Фатум, Кисмет, Ананка
на коленях богов.

Видишь, никнет бесшумно
магнолия, потускнев;
желание неразумно,
и безрассуден гнев;
прах прежде чем летаргия,
душа хочет пить в потоп,
только ли шизофрения:
склонённый жалобно лоб.

Круженье или качанье,
шансы тоже врасплох;
о как понять молчанье,
если молчит Бог.
Голгофа. Такой ценою
золотое руно.
«Ныне в раю со Мною
ты будешь». Так суждено.

Перечисляет обиды
прикованный Прометей;
Ио, океаниды
других не слышат вестей;
философема perennis,
Гегель – пристальный страж;
генетика и теннис,
предательская блажь.

Не оставляют следа
месяцы и цветы;
миф туманный – победа
среди мировой тщеты,
и опадает роза,
которой не скажешь: «Стоп!»
Одна и та же поза:
Склонённый жалобно лоб.

                    II

Это граничит с бредом:
ты у моря в саду,
приливу отлив неведом,
бессмысленное в ходу;
смесь: Карфаген Дидоны
Сахара тут же и даль;
Смесь: волны и колонны
Там, где Notturn final.

У голубого фьорда,
когда гроза вдали,
подобие аккорда
от неба до земли,
отрадная цикута,
влечёшь ты в пустоту,
Изольда или смута,
небытие в цвету.

Гвоздичный распадётся
твой дом, таивший нас,
и выметать придётся
за часом блёклый час;
чем позже, тем дороже
последние цветы,
мной выстраданы тоже,
как и твои черты.

Стеснённые стенами,
идём, куда хотим,
а облако над нами,
знакомое другим;
земля неколебима,
и те, кто видит сны,
как ты теперь любима,
на смерть обречены.

Лишь миф или сказанье –
мир у моря в саду,
распад – его притязанье,
всё рушится на виду.
Смесь: Дидона, истоки
и Сахара, и даль;
все всегда одиноки…
Дальше – Notturn final.
белк

Поединок

Дальний перелёт, бизнес-класс, у окна блондинка, в кресле рядом адвокат.
Лететь долго, делать нечего. Блондинка молча глядит в иллюминатор.
Адвокат:
– Давайте так. Я задаю вопрос, если вы не знаете ответа, вы мне 500 рублей. Потом вы задаёте вопрос, если я не отвечаю, я вам 5 000 рублей.
Блондинка, подумав, кивает.
Адвокат:
– Расстояние от Земли до Луны?
Блондинка без колебаний отдаёт 500 р.
Блондинка:
– Поднимается на гору на трёх ногах, спускается на четырёх. Кто это?
Адвокат медленно меняется в лице. Но терять лицо не намерен.
– Кажется, я забыл огласить все правила нашей викторины! В случае затруднения можно воспользоваться опцией "звонок другу", но при этом сумма выплаты удваивается. Итак, я плачу вам 10 000 рублей, если не узнаю правильный ответ по телефону!
Блондинка кивает и отворачивается к иллюминатору.
Адвокат обзвонил Вассермана, Диброва, Жириновского, Симоньян, Соловьёва, Илона Маска, Далай-ламу, Кодзиму-гения, экстрасенсов, российских политологов, украинских блогеров, американских биржевых аналитиков, кремлёвских инсайдеров из Канады, Жмеринки и ПТУ многостаночников... Вспотел; приз вырос до 50 000.
Адвокат, отдуваясь:
– ...Так вот, а если первая подсказка не сработает, игрок имеет право воспользоваться интернетом, но в этом случае сумма выплаты снова удваивается! Итак, я плачу вам 100 000 рублей, если не найду правильный ответ в Сети!
Блондинка кивает.
Адвокат на всех известных ему языках перерывает инет и даркнет. Ответа нет. Весь в мыле, он отдаёт Блондинке всю наличность, а остаток, с трудом попадая по кнопкам, долго и трудно переводит на карту...
Адвокат, еле ворочая языком:
– Теперь же, ради всего святого, ответьте уже, КТО ЭТО???
Collapse )
русь народная

ничего нового

Иерарх убеждён, что признание ПЦУ будет насаждаться точно так же, как ЛГБТ-культура: «Сотни тысяч людей были против, выходили на демонстрации, высказывали свое несогласие, выступали за традиционные семейные ценности, но что это изменило? Ничего. Решение, принятое закулисными менеджерами, отмене не подлежит. Точно так же будет проходить и насильственное внедрение в Тело Церкви нерукоположенных мужиков в священнеческих одеждах. Каждый ставший с ними в один ряд во время Евхаристии автоматически лишается Божьей Благодати и отсекается от Церковного Тела».

При этом он подчеркнул, что нельзя оправдывать решение глав Элладской и Александрийской Православных Церквей в отношении ПЦУ оказываемым на них давлением, ибо это будет означать «похулить память всех тех мучеников и исповедников, которых мы почитаем в Церкви».

«Я был свидетелем лишь малой части того, как давили на нашего Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. Я лично слышал озлобленные бранные крики Петра-отступника, которые сыпались в адрес нашего Предстоятеля во время их телефонного разговора 13.11.18. Понятно, что этим давление на Блаженнейшего не ограничилось. Я уверен – его обрабатывали не меньше тех, кто его предал. Но наш Блаженнейший смог выстоять, а значит выбор у нас есть всегда. И я благодарю Бога за то, что Он дал нашей Церкви и стране такого Человека, который может прямо, без лукавства жить во Христе и со Христом. Очень бы хотелось, чтоб и предстоятели других Поместных Церквей учились этому у нашего Блаженнейшего Митрополита Онуфрия», – подытожил митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука.


__________

Александрийский Патриарх напоминает мне Иуду. Ведь можно сказать, что ещё вчера он был у нас в Одессе, обнимался, целовался с нашим духовенством, позировал перед камерами, завещал всей украинской пастве держаться Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и не общаться с раскольниками (об этом есть видеозаписи). А возвратившись домой, Александрийский Патриарх ряженых мужиков, которые обзывали его «Александрийской джинсой», признаёт за единосущное себе духовенство. Так же вёл себя и Иуда на Тайной Вечери. 

Я думаю, что это отступление произошло не сегодня и не вчера. Задолго до этого души этих иерархов постепенно переплавлялись из духоносцев в доллароносцев. Теперь пришло время этой внутренней метаморфозе проявиться вовне. И Слава Богу! Даже если весь мир будет против нас, мы всё равно останемся со Христом!


via rivertsna
русь народная

Робер Брессон. «Дневник сельского священника» (Journal d’un curé de campagne). 1950

«Россия К»
Пятница, 19 июля, 23:50
Суббота, 20 июля, 13:35

Франция, 1950
По роману Жоржа Бернаноса

В небогатый провинциальный приход на севере Франции прибывает молодой священник, только что окончивший семинарию. Желая помочь людям жить по-евангельски, он преодолевает силой духа свои физические немощи и вступает в борьбу за души окрестных жителей. Однако попытки наталкиваются на стену равнодушия и непонимания, лишь способствуя обострению странного, на первый взгляд беспричинного физического недуга кюре.



«Мне хочется, чтобы люди, которые смотрят фильм, почувствовали присутствие Бога в обыденной жизни… Вы можете ощутить нечто… присутствие того, что я называю Богом, но мне не хочется показывать это со всей очевидностью. Я предпочитаю сделать так, чтобы зрители почувствовали это сами» — Робер Брессон.
артюр

Елена Головина. «Мой отец Евгений Головин». 2015


...
«Себя он называл, как известно, язычником, но никому не навязывал своего миропонимания, хотя для него это было серьёзно. Его мировоззрение было гораздо сложнее того, что обычно имеется в виду под понятием «язычества»; ему, скорее, нравилось слово, из слова «язычество» он сделал яркую дразнящую игрушку и, как мячом, кидался ею в слишком любопытных. Его настоящих воззрений я затрагивать здесь не буду, скажу только, что Головина в принципе не стоит воспринимать слишком буквально, и его эссеистику надо читать между строк, впрочем, как и всех серьёзных людей. Недаром отец обожал шарлатанов и мистификаторов, всегда был на их стороне и только смеялся, очень довольный, когда «шарлатаном» называли его самого. Слава богу, что профаны считают кое-что мистификацией и обманом, реальные адепты тоже любят напустить туману, чтобы отбить охоту у толпы соваться куда не надо. Как однажды сказал отец: «Теперь всякая свинья лезет в Бретона и Канселье».

С другой стороны, отец около 15 лет прожил с Еленой Джемаль, православной христианкой в свои поздние годы, не пропускавшей ни одной службы и певшей в церковном хоре. Никогда между ними не происходило разногласий на религиозной почве, и отец в высшей степени терпимо относился к христианству Лены, а если и поддразнивал её, то весьма деликатно и скорее шутливо. Она точно так же относилась к его интересам.»
...

«Настоящий скульптор просит разрешения у камня: «Камень, впусти!» И ждёт. Настоящий алхимик делает то же самое. Его удивляли люди, «античники», тратившие время на псевдонаучную писанину про античных богов; зачем писать о тех, кого ты никогда не встречал, кто никогда не проходил сквозь тебя, в чьё существование ты даже не веришь? Богов надо уметь приветствовать в своём теле, знать их, и только через это множество лежит путь к единству. Как странны высказывания о том, что Головин – многобожник, отрицающий монотеизм. Он отрицал специфический монотеизм иудео-христианства, как он мог отрицать герметическое Единое, если был его носителем?»
...

«Когда появилась возможность ездить за рубеж, я всё пыталась соблазнить отца путешествиями, и он неизменно сопротивлялся, повторяя, что не хочет смотреть, как «пролы» (быдло, плебс) испоганили прекрасные города. Впрочем, он всегда добавлял, что «всё, что надо, я и так видел». Он начинал рассказывать о Риме, Венеции или Флоренции времён расцвета, и становилось ясно: так мог описывать только человек, который присутствовал там, видел всё своими собственными глазами и переживал мистерии лично. Он описывал, как разрушили на острове Родос храм Афродиты и как отомстила богиня всем и каждому, посягнувшему на её святилище.»
...